Пожаловаться

В Департаменте юстиции США полным ходом идет давно назревшая чистка “авгиевых конюшень”.

Генпрокурор Уильям Барр назначил специальных аудиторов, которые выясняют детали расследования в отношении Майкла Флинна и Роджера Стоуна, двух участников “Рашагейта”.

Флинн, экс-советник Дональда Трампа по нацбезопасности, как раз недавно отозвал свое соглашение со стороной обвинения. Его адвокаты уверены в том, что показания Флинна были попросту подделаны агентами ФБР Питером Строком и Лизой Пэйдж с одной лишь целью - выставить его виновным во лжи под присягой. Теперь в ФБР вовсю разбираются с этой историей.

По ходу дела продолжается расследование Джона Дарема, экс-прокурора Коннектикута и известного борца с коррупцией в госорганах США. Сейчас он имеет статус спецпрокурора по расследованию истоков “Рашагейта”.

В прессе уже появляются испуганные комментарии сотрудников спецслужб, которые допрашивались командой Дарема. Они беспокоятся о том, что он, дескать, ставит под сомнение “устоявшийся нарратив о вмешательстве России”. Одно из направлений расследования Дарема — выяснение того, каким образом ЦРУ и АНБ фальсифицировали факты о “связях” штаба Трампа с Россией.

Другой вопрос, интересующий Дарема: на каких основаниях ФБР пыталось внедрить в кампанию Трампа информаторов. К ним относился профессор политической науки в Кэмбридже Стефан Халпер: как известно, за свои услуги он получил около миллиона долларов от Пентагона. В то время как ЦРУ использовало еще одного информатора - итальянского профессора Джозефа Мифсуда.

Забавно, что Халпер, если верить его документам, опубликованным в прессе, всячески хвастался своими связями в верхах российской власти. Якобы он получал информацию о контактах Трампа с Кремлем от Владислава Суркова и Вячеслава Трубникова (посла России в Индии, в 90-е директора СВР). Теперь Халпер скрывается ото всех в британской глубинке и не выходит на контакт с прокурорами Дарема.

//Малек Дудаков